Новогодние приключения Аратова и Крады

Глава первая

Аццкий поезд

 

– Ну, тронулись... – Крада посмотрела в окно поезда. – Скоро будем у Вадима. В кои-то веки встретим Новый год у него…

– Ага, – Аратов снял ботинки и залез с ногами на кровать. – Странно, что ехать очень долго. Почти сутки…

– Да, но больше билетов не было… Меня вот всё сомнения не оставляют… – Крада задумчиво постучала пальцами по столу. – Приметы нехорошие были. В подъезде какие-то мудаки опять написали пакости про меня. И сны плохие снились…

– А что конкретно снилось-то?

– Да не помню…

Поезд набирал скорость, увозя Краду и Аратова прочь от родного города. Мимо пробегали заснеженные пейзажи. Аратов и Крада были одни в просторном купе. Им было очень уютно. Но они не знали, что на вагоне, в котором они ехали, уже успело нарисоваться таинственное словосочетание «ККДЪ».

В дверь постучали.

– Кто там? – громко спросил Аратов.

– Сиди, дивиди, видео, аудио! – раздался голос из-за двери. – Книги на славянскую тематику! Новинки от «Русской Правды»!

– Эээ… войдите! – Аратов заинтересованно уставился на появившуюся тележку, забитую дисками и книгами. Крада поморщилась.

– Новый альбом группы ТемноЗОГЪ! – провозгласил появившийся продавец – мужичок в кепке с бородкой.

– А, ТемноЗОГЪ… Там клавишник, говорят, очень хорошо поёт, – Аратов стал перебирать диски.

– А танцует ещё лучше! – с жаром сказал продавец. – Так как, берете?

– А что вы там говорили про славянские издания? – встряла Крада. – Для Славян есть что-нибудь?

– У меня всё для Славян! – гордо ответил мужичок. – Я торгую во имя десяти слов!

– Это каких таких слов? – удивился Аратов.

– Мы должны бороться за само наше существование ради нашего кошелька!

– Интересные какие слова… – задумчиво проговорил Аратов. – Так что там за новинки от «Русской Правды»? Покажешь?

– А то! Славянские повести! – Мужичок вынул откуда-то из середины тележки две брошюры и вручил их Аратову.

– «Вечера на хуторе близ Калуги», – прочитал вслух Аратов. – Ну, это мы знаем…  читали…

– Это грязный пасквиль про ССО! Очередная провокация! – заявила Крада.

– А вот это что?… «Крада наносит ответный удар»… хм, – Аратов перелистнул страницу. – Это я, пожалуй, возьму. Сколько стоит?

– Восемьдесят восемь рублей, – быстро ответил мужичок.

– За двадцать-то страниц? – поднял брови Аратов. – Не больно ли дорого?

– Это цена издательства, я даже ничего не беру себе, – обиделся продавец. – И потом, тираж ограничен, очень редкий материал… Берите, не пожалеете!

Аратов покачал головой, но отсчитал деньги. Как только мужичок  ушел, Крада прошипела:

–   Я его уже где-то видела… Это какой-то провокатор. А рожу его ты видел? Финно-угр, блин!

Аратов махнул рукой и углубился в чтение, похохатывая каждые десять секунд.

– Ну, что там? Интересно хоть? – спросила Крада.

Аратов кивнул, не отрываясь от брошюры.

– Ну что там такое? – Крада вырвала у него из рук брошюру. – Это же... Это же новый пасквиль про нас!

– Ну да. Дай дочитаю! – Аратов забрал рассказ обратно. – Смотри-ка, и Славера припечатали! Ха-ха!

– Я Славера очень уважаю, – насупилась берегиня. – С большим уважением отношусь к его исследованиям.

– Интересно, кто же это всё пишет, – сменил тему Аратов. – Какой-то Крыжов…

– Это паства волхва одного развлекается, – мрачно сказала Крада. – Волхвы, блин… Клоуны одни, а не волхвы. А я, между прочим, восточную эзотерику несколько лет изучала! Не то что некоторые…

– А ты откуда знаешь, кто это такие? – удивленно спросил издатель.

– Да уж знаю… Я на Вече ССО СРВ предъявила все нужные доказательства об их деятельности.  Доказательства признаны достаточными. Народ уже проголосовал. Это провокаторы. И я могу перечислить, кто входит в их число. Ты не представляешь, насколько их главный жаден, – он и его приятель. Мы однажды сидели в кабачке «Еврило»…

– Это ты на форумах ротозеям всяким рассказывай! – махнул рукой Аратов, прервав углубившуюся в воспоминания Краду. – Ты, конечно, ловко с голосованием придумала... Но мне-то правду скажи.

– Я правду говорю! А на форумах… на форумах они со мной еще говорить пытаются! Сволочи! А я с обезьянами не разговариваю! Cкандинавы московские, итить их в… ну сам знаешь куда. А ещё все эти лохи ведутся на этот футарк, который этот… как его.... то ли Блюм, то ли Плюмб, то ли вообще Плюмбум придумал. Ведь есть наши, Славянские руны. Если верить Славеру, то они происходят из Южной Америки… О чем это я? А, ну да! Я им сказала – если против меня или кого-либо из ССО будет и далее литься грязь на интернет-площадках, я найду адекватный ответ на такие наезды! И никому мало не покажется! Всех в порошок сотру!

– Ну хорошо, а зачем им это нужно? Как ты думаешь? – лениво осведомился Аратов.

– Да от зависти всё! – Крада хмурилась. – Завидуют они всем. Вадиму завидуют, тебе завидуют, мне завидуют… нам с тобой завидуют! Счастью нашему! – берегиня перешла на крик.

– Фигня, – отмахнулся Аратов. – Ну не верю я, чтобы им за это не платили. Смотри, они ведь это на какие-то деньги издали! Ну-ка, какой тут тираж… 666 экземпляров, неплохо… Нет, кто-то это дело оплачивает, это однозначно.

– Да, им платят, платят шекелями! И я даже знаю, через кого! Но среди них нет личностей! Это пустое место, это нули, мелюзга! Брызгая грязью на других, пытаются добиться собственной значимости! Трусы! Ничтожества! – разошлась Крада. – А ещё мне один знакомый психолог из Хабаровска, Вова Мудов, сказал, что у автора куча психозов. Это меня не удивляет – если вон идиот Ланц голой задницей в снег сел… Выставил напоказ все свои остальные дряблые телеса. У него крыша поехала после встречи в Брянске. А другие и не на такое способны…

– Да ладно тебе, – зевнул респектабельный издатель. – Ну ты-то чего кипятишься? Они ж этого и добиваются. Мы ведь знаем, что все они мудаки, а мы с тобой – наоборот, добрые Славяне, Родноверы! Разве не так?

– И то верно, – согласилась берегиня. – Обидно мне просто. Мудаки эти уже второй пасквиль про нас написали. Всё льют и льют грязь! А ведь я всего лишь женщина. Меня иногда защитить надо. – Крада заломила руки. – Сколько я для родноверия сделала! Создала и модерирую десятки популярных и массовых ресурсов. На свои деньги, между прочим. Про то, сколько я спонсировала общину «Род» – вообще промолчу...

– Лучше бы ты спонсировала издательство «Русская Правда», – пробормотал Аратов. – Было бы больше толку….

Крада не услышала аратовской реплики и продолжала:

– Да когда ж это кончится? Когда настанет мир и согласие между родноверами? А? Ответь мне!

– Когда Крада примет православие, – ухмыльнулся Аратов и полез в сумку.

– Правосла… Эй, ты чего это? Опять пить собрался? – нахмурилась берегиня.

– Да я так... чуть-чуть... – заюлил Аратов.

– Родновер, блин, – Крада открыла сумочку. – Ну тогда я закурю.

– Ну Крадушка, ну ты же знаешь, я ведь дыма не переношу, – заныл респектабельный издатель.

– Потерпишь, – Крада щелкнула зажигалкой. – Это всё равно не табак. Когда на ёгу я ходила, меня тамошние кришнаиты научили и кое-что другое курить.

Купе заполнилось странным ароматом.

– Надо было встречать новый год в нашем любимом баре. Он очень уютный. И лепешки там вкусные… – вздохнул Аратов.

– Ага, – согласилась Крада. – Но Вадима надо уважить.

– Да кто такой Вадим! Просветитель шаба… тьфу, калужский…

– Вадим – лидер с очень большим авторитетом! – поучительно сказала Крада.

– Это ты на форумах рассказывай, – отмахнулся Аратов. – А мне твоего пиара не надо.

– Ну не надо – так и не буду, – насупилась берегиня. – Что б вы все без меня делали…

     – Здравствуйте, – неожиданно раздался скрипучий голос.

     В купе вошёл пожилой человечек с сумкой в славянской рубахе. Он достал из неё фотоаппарат и микрофон и разложил их на столе.

– Здравствуйте. Какая хорошая рубашка у Вас. Вы фотограф? – полюбопытствовала Крада.

– В некотором роде. У меня два высших образования, – уклончиво ответил человечек и сел рядом с Аратовым. – А что касается рубашки, я сам успел сшить даже три таких. Одну без отделки я продал своим за 300 рублей.

Достав из своей сумки кубик «Магги», он с необычайной сноровкой отрезал ножом от кубика пятую часть, кинул её в тарелку и залил кипятком из стоявшего на столе чайника. Очевидно, это была его обычная еда.

– Саша, давай и мы пообедаем, что ли, – Крада полезла за едой.

    – Давай! – оживился издатель.

     Крада выставила снедь на стол. Повеселевший Аратов с увлечением принялся за еду. Доевший свой «Магги» человечек внимательно наблюдал за ними. Внезапно он выпалил:

– Вы – Славяне?

Аратов чуть не подавился колбасой.

– Славяне мы, – ответила Крада. – А что?

– Да вот проблема существует. От неё никуда не деться.

– Какая проблема? – поднял густые брови Аратов.

– Самая главная! Вот Вадим Казаков написал именослов, в котором раскрыл тайны еврейских имён. А именослов называется славянским! Кому это выгодно?

– Не знаю… – в смятении промолвила Крада.

А ещё в ССО есть волхв Максимянц. Но ведь армяне практически полностью евреи. Без всякой ассимиляции. А грузины просто семитическое племя, пришедшее на Кавказ с юга. Среди них также достаточно евреев.

Это ты про Славера? Так он не еврей! Он нам ВК перевел! – воскликнула Крада.

– Велескнига была написана после 16 века новой эры, – возразил человечек. – Не исключено, что евреями же. Хотя сами евреи появляются только в том же 16 веке.

– Что ж это получается… все евреи? – с иронией спросил Аратов.

– Почему же все! – обиделся человечек. – Вы приходите на стройки Москвы, где работают турецкие рабочие. Там можно с удивлением убедиться, что они практически все ничем не отличаются от русских мужичков из глухих деревень. Могу добавить ещё. В 1914 году турецкий язык был очень близок к русскому.

– Ну, это как-то… неожиданно, – промямлил Аратов. – Хотя про еврейскую проблему я знаю…

Что же касается знания проблемы, не скрою, я тоже знаю, – с жаром произнес человечек. – И много ещё чего знаю. Но ведь и не мальчик. Тем более не девочка. В свои шестьдесят с лишним лет я давно уже научился определять врагов по их воспитанным и прочим признакам. Между прочим, это они этим летом убили Истархова!...

Его словоизлияния были прерваны приходом нового попутчика. В купе зашел высокий мужик в белой рубахе и сел рядом с Крадой.

– Здравы будьте, Славяне! Я ваш попутчик. Зовите меня просто – отче.

– И ты здрав будь, – немного удивленно сказала Крада. – Откуда будешь, отче?

– Из Белоруссии… так что у меня может тут в речи… проскальзывать… Как тебя звать, Славяночка?

– Крада я, – улыбнулась берегиня.

– К-ра-да, – задумчиво пробормотал отче. – Какое хорошее имя! Означает «Говорящая богу РА «да»! Дай я тебя поцелую!

– Э… спасибо, не надо, – оторопевшая Крада отодвинулась.

– Неграмотная ты! – огорченно сказал мужик. – Целование всегда было нормальным делом. В поцелуй нашими Родами никогда не вкладывается сексуальный смысл. Всем это приходится рассказывать.

– А что ещё расскажете нам, отче? – спросил Аратов, уже начавший немного скучать в дороге.

– Да много что могу рассказать…  Вот ты знаешь, что у наших женщин после рождения ребёнка организм омолаживается на три года? Рожали и были вечно молодыми.

Крада недоверчиво хмыкнула.

– А доказательства? – Аратов захрустел огурцом.

– А я никогда никому ничего не доказываю! Доказательств требуют только энергетические вампиры.

– И халявщики, – вставил пожилой человечек. Всё это время он приглядывался к новому попутчику. – Всё им на блюдечке принеси. Пусть сами ищут! – он взял фотоаппарат и сфотографировал мужика.

– А я вам даю то, что мне предки передали, – продолжал отче.

– А они откуда узнали?

– Наши предки давным-давно прилетели с Сириуса на Мидгард-Землю, чтобы выращивать на ней священных для Славян и Ариев животных кракодилов. Лично мои предки принадлежали к родовой верхушке Княжеских Родов, Родов Боярских Земли Древлянской. У нас непрерываемая Родовая традиция староверов, которая передаётся от отца к сыну, от деда к внуку. Ты думаешь, коммунистам не было известно о существовании Вед? Вот они-то как раз об этом знали и в свое время была ссылка за распространение Ведических знаний.

– Какая-то альтернативная история, – пробормотала Крада.

История – это то, что из Торы взято! А у Славян во все времена было Наследие Предков, а не история, – поучительно сказал отче. – Я вам расскажу кое-что из Наследия Предков. В Лето 5526 месяца Вейлеть 8-го дня, перед Светлым днём во Славу Бога Вышеня, будучи Капен-Инглингом Капища Сварога, Трислав Воитель и его Капищная дружина в 56 штоурмвоев (быстрых воинов), поддерживаемая всегда Всесильным Пуруном, вдохновлённая Индрой Лучезарным, породнённая с Мудрым Волхвом-Хранителем Волхаллы (Небесная обитель Воинов), отразили в сече яростной набег Рыбоедов, пришедших в Асгардскую Весь татями (врагами) под покровом ночи, дабы раздор ценить, числом в четыре сотни.

– Еврейские сказки, – тихо пробормотал внимательно слушавший рассказ человечек.

– Ого, – выдохнула Крада. – А расскажи ещё что-нибудь…

– Ещё… Ну вот недавно сожгли храм наш. Сгорели там сотни книг. А ведь им тысячи лет. Хорошо, что мы наши вайтманы спрятали давно в скитах и скуфах. А то бы и они сгорели.

– А что такое вайтманы? – спросил Аратов.

– Начну издалека, – вздохнул отче. – Много лет назад произошла Великая Асса – Великая Война Светлых Небесных Богов из Мира Прави с Тёмными Силами, пришедшими из Мира Пекла. Великая Асса между Светом и Тьмой охватила Миры Яви, Нави и Прави. Эти битвы Света и Тьмы происходят через определённые промежутки времени: по истечению Сварожьего Круга и Девяносто Девяти Кругов Жизни, т.е. через 40176 лет.

          В одной из битв межгалактический космический корабль (летающая Небесная колесница – Вайтмара), перевозивший переселенцев на другие Земли и пролетавший мимо Ярилы-Солнца, потерпел крушение и вынуждено приземлился на Мидгард-Земле. Вайтмара опустилась на материк, который был назван звездными путешественниками Даарией – Даром Богов.

         На Вайтмаре находились представители четырёх народов союзных Земель Великой Расы: Роды Арийцев – х’Арийцы, да’Арийцы, и Роды Славян – Рассены и Святорусы. Да’Арийцы исполняли обязанности пилотов. Х’Арийцы вели космонавигационные работы. Святорусы занимались системами жизнеобеспечения корабля, вели ремонтно-восстановительные работы. Рассены отвечали на корабле за обслуживающие системы. Это были люди с белым цветом кожи и средним ростом более двух метров. Радужная оболочка глаз каждого из Родов имела различный цвет: зелёный цвет имели х’Арийцы; серебряный – да’Арийцы; небесный – Святорусы; огненный – Рассены. Цвет глаз зависит от того, какое Солнце светило людям этих Родов на их родных Землях.

         Так вот, Вайтмары – это большие Небесные транспортные средства, способные переносить во чреве своём до 144 Вайтман. А Вайтмана – это малая летающая колесница. Её ещё иногда называют Круголётом Числобога.

– А что ж вы сами-то не на вайтмане, отче? – не без ехидства осведомился респектабельный издатель.

– Сломалась вайтмана моя, и не заводится. Лежит в одном из скитов. И чтоб ты знал, вьюноша – «вы» в древнерусском означает «тьма», поэтому на вы всегда называли врагов. Мы, Славяне, между собой на ты.          

– Ладно, мне уже пора, – мужик встал. – Бывайте, Славяне!

– Пока-пока, – помахала ручкой Крада.

– Неудивительно, что этот отче рассказывает еврейские байки, – промолвил пожилой человечек, когда дверь за странным мужиком закрылась. – Ведь у него наблюдаются вполне определённые признаки. Так что не мудрствуйте лукаво. Не повторяйте за врагами вашими. Хотя я вот записал его сказки… у меня магнитофон всегда с собой.

– Да Вы профессионал, я погляжу, – с некоторой завистью сказала Крада.

– Ну да… когда был Русский Марш, я записывал все звуки с него. Очень интересно было потом слушать… Ну ладно, – человечек встал. – Всего хорошего. Сейчас и моя остановка будет.

Уходя, он не закрыл за собой дверь, поэтому Аратов с Крадой увидели, как мимо них прошла странная компания молодежи с разрисованными лицами и гитарами. Троица зашла в соседнее купе.

Через некоторое время до Аратова с Крадой стали долетать странные звуки. Сначала бренчала расстроенная гитара, потом добавились пьяные вопли: «Титановый мой лом – им забью жыда!...». Аратов поморщился, но продолжил есть помидор.

«А рядом Говноед, вот перед ним обед…» – донеслось снова. Аратов с Крадой переглянулись.

Наконец хор пьяных голосов лихо грянул:

 

И тогда наверняка

Крада спляшет гопака,

а Аратов запиликает на скрипке!

С пьяных воплей за столом

начинается погром –

для жыда всегда мучительная пытка!

 

Аратов не выдержал. Он встал, надел тапочки и пошел разбираться с музыкантами.

Когда троица увидела толстое лицо Аратова, купе огласилось радостными воплями.

– Пихалыч, родной! Заходи!

– Да я, собственно…

– Да заходи, говорят тебе. Рома, наливай!

Перед севшим за стол Аратовым мгновенно появилась полная рюмка.

– Ну, за знакомство!

– Да я ж не пью…

– А мы что, пьём? Что тут пить!

Аратов не смог удержаться от соблазна.

– Ну спасибо, братцы. Я – респектабельный издатель…

– Знаем, знаем! А мы – музыканты из Пензы. Едем домой из Москвы. Ну, между первой и второй… Давай, Пихалыч, за тебя!

Через десять минут, устав ждать Аратова, Крада пошла разбираться сама. Она с трудом открыла заевшую дверь и в удивлении застыла. Аратов скакал на столе и орал:

 

Я танцую пьяный на столе!

Ну подумаешь, что я респектабельный!

Крада Велес улыбнулась мне,

Буду я теперь очень с ней внимательный!

 

Ряженые музыканты с дебильными улыбками хлопали в ладоши и подпевали Аратову.

– Здравствуй, моя милка Крада! Почему же ты не рада? – с выражением произнес Аратов, заметив берегиню.

– Саша! Это что ещё такое?! А ну слезай!

Аратов понуро слез со стола.

– А вы прекращайте орать! Пьянь!

Музыканты глупо улыбались.

Вернувшись в купе, Аратов сразу же лег на кровать и захрапел. Крада за неимением лучшего стала читать рижевский пасквиль.

Через пару часов проснувшийся и протрезвевший респектабельный издатель, закрыв глаза, думал о перспективах издания самого точного перевода ВК, сделанного Верховным жрецом ССО. Крада достала ноутбук и полезла в интернет через мобильник. Почитав родной форум ССО, она зашла на форум «Ворота» и углубилась в чтение темы «Где Родина Ариев?». Но она и не догадывалась, что на форуме одновременно с ней сидят два самых что ни на есть отъявленных следовца-рижевца и занимаются своим любимым делом – в очередной раз льют грязь на ССО:

– Вон туда налей ещё! И ещё!

– Бля, грязь кончается…

– Да не жалей, новой наберем!

В отличии от Крады и Аратова, они знали про то, что вылечившийся Добромир Баранов не так давно провёл обряд Мороку и наслал на Аратова заклятие смерти. Один из рижевцев посмотрел на часы. До начала действия заклятия оставалось 40 минут. Он взял мобильник и набрал номер:

– Алло! Да, это я. Скоро уже, ждем. Через 10 минут можете начинать. С Бобой!

Баранов не подозревал, что группа следовцев-рижевцев, узнав про время начала действия заклятия, решила изменить его действие так, чтобы Аратов не умер, а был перенесен в другой мир. По звонку они приступили к коллективной молитве. Боба Иисусович должен был их услышать.

Аратов с Крадой пожелали друг другу спокойной ночи. Утром они должны были быть в Калуге.

 

 

Глава вторая

На полустанке

 

Ранним утром Аратова разбудил стук в дверь.

– Именем Бобы, откройте!

Аратов быстро оделся. Крада уже проснулась и пила чай. В купе вошли двое в темно-зеленых шинелях. Один из них, в каске, держал наперевес автомат. У второго – видимо, офицера – на рукаве была повязка красного цвета, и посередине в белом круге был нарисован черным твёрдый знак.

– Штурмфюрер Попугаев, дивизия «Das RizhЪ», – хмуро представился старший. – Который тут Аратов?

– Ну, я Аратов, – с достоинством ответил Аратов. – Прошу заметить,  респектабельный издатель.

– А ты, значит, Крада? – уточнил офицер.

– Ну да. Крада я. Математик, – удивленно кивнула Крада.

– На выход с вещами, – приказал старший. – И чтоб без шуточек!

– Но у нас до Калуги билеты, – в недоумении возразила Крада. – И кто вы вообще такие, чтобы нас высаживать? Это ограбление? Или что?

Пузатый выразительно повел дулом автомата. Его лицо показалось Краде знакомым.

– Миша, это ты, что ли?

– Ну, я, – мрачно отозвался тот. – Ты, тетушка, собирайся лучше… не болтай.

– Но почему? Куда?...

– Сейчас мы поедем в райцентр. Вам там всё объяснят, – холодно сказал Попугаев. Он вынул мобильник и набрал номер:

– Алло! Станислав Олегович! Мы их взяли! Скоро будем у вас. Да, конечно! Будет сделано! Хайль Боба!

– Дожились… Племянник тетю свою арестовывает… – проворчала Крада.

– Разговорчики! – одернул её Попугаев. – Поторапливайтесь, сам президент ждет.

Они вышли на пустынный полустанок. На полустанке стоял старенький уазик.

Шедший позади них пузатый замешкался.

– Бежим! – шепнула Крада Аратову.

     Аратов со всей дури засадил кулаком по физиономии пузатого и бросился бежать. Крада рванулась за ним.

– А-а! Стой! Стой, сука! – заорал пузатый и дал очередь в воздух. – Стрелять буду!

– Живьем брать! – рявкнул Попугаев и бросился в погоню за беглецами.

Аратов с Крадой изо всех сил бежали по пустынному полустанку. Преследователи нагоняли их. Внезапно Крада обернулась, выкрикнула какую-то абракадабру и кинула в догонявших небольшой шарик, взорвавшийся в воздухе ослепительным сиянием.

– Аааа!

Пузатый сразу же упал, бежавший чуть позади офицер наткнулся на него и растянулся на земле. Встать они уже не смогли, только беспомощно шевелились и стонали.

– Ира… что это было? – удивленно спросил Аратов.

– Файербол, – вздохнула Крада. – Берегла его для крайних случаев. Теперь они нескоро очухаются.

     Позади них раздался шум. Поезд тронулся.

– Стойте! – закричала Крада. – Нас забыли!

Они побежали за поездом. Но было уже поздно. Поезд ушел без них…

– Черт! – выругался Аратов и огляделся. На полустанке никого не было. Ветер трепал на фонарном столбе старую замусоленную бумажку со следующим текстом: «Если вы увидели на улице жыда, обязательно позвоните нам по телефону 88-14-740». Почти все корешки с телефонами были от нее оторваны.

– Может, позвонить… – неуверенно сказала Крада и сразу же поняла, что смолола ерунду. Она достала мобильник. «Поиск сети» её не обрадовал.

У Аратова родилась идея.

– Давай на уазике поедем!

– А ты ездил когда-нибудь на таком? – опасливо спросила Крада.

– Да справимся! – махнул рукой издатель.

Аратов с Крадой забрались внутрь. Двери в уазике оказались незаперты, и даже ключи были в машине. Уазик завелся сразу же.

– Поехали!

– Куда?

– В Калугу!

Тем временем к Попугаеву потихоньку стала возвращаться возможность видеть. Ему меньше досталось по сравнению с его товарищем.

– Черт… Упустили… Я же говорил, надо было хотя бы пятерых с собой брать…

Пузатый со стоном сел.

– Ну ничего… Здесь только одна дорога – через крадоверов… Сейчас надо пост на границе их зоны выставить, чтобы не ушли. Но это вряд ли.. они обязательно у крадоверов остановятся. А мы тем временем соберем команду и всё прочешем…

     – Ишь, крадоверы… – прошипел пузатый. – Нет чтобы Православные… а то жыды какие-то…

–  Да не, вроде не жыды… Есть такая православная легенда… Когда-то давно Боба Исусыч наш увидел Крадовелеса, которого захватили злые жыды. Взмолился Крадовелес: «Гой еси, Боба ты наш! Освободи меня от жыдов сих!». И забил Боба тех жыдов, а Крадовелеса на волю отпустил. Крадовелес же сей – птица редкая. Не каждый его увидеть может. Красота у него неописуемая, а поёт так сладко!

– Так они Крадовелесу поклоняются? А в Бобу вообще не верят, что ли?

– Да пусть поклоняются. Уж лучше Крадовелесу, чем Жыдосотоне, – Попугаев сплюнул и достал мобильник.

– Алё, Сеня! Мы на этом гребаном полустанке. Бери машину с бойцами и давай к нам. А Феде скажи, чтобы на границе зоны пост выставил. Надо эту парочку не упустить.

 

Глава третья

Крадово-Аратово

 

Уазик, фырча, ехал по единственной улице небольшой деревни.

– Давай здесь остановимся, – предложила Крада. – Хоть узнаем, где мы есть… и далеко ли до Калуги.

Аратов остановил машину у ближйшего дома. Они подошли к двери. Звонка нигде не было видно. Аратов постучал.

– Кто? – раздался голос из-за двери.

– Свои… Славяне, – ответила Крада.

– Славяне? – дверь заскрипела.

На Краду оценивающе посмотрел черноволосый парень.

– Ну, раз Славяне, то заходите, гости дорогие!

Аратов с Крадой зашли внутрь.

     – Как вас звать-величать?

– Ирина Волкова. Крада, – представилась берегиня. – А это – Александр Михайлович Аратов, респектабельный издатель, победитель конкурса…

Побледневший парень перебил:

– Точно Крада?

– Ну да, – в недоумении подтвердила Крада.

Парень достал из шкафа какую-то книгу, заглянул в неё, потом  внимательно посмотрел на Краду.

– И вправду Крада! – парень бухнулся на колени. – Прости дурака, не признал сразу! Ты же наша Крадушка, ты же наша матушка!

Аратов с Крадой в недоумении уставились на него.

– Да ты встань, встань, – берегиня села на скамью. – И объясни, в чем дело. И представься.

– Меня эта… Крадогоем звать. Вот, посмотри, – он протянул Краде книгу.

Аратов из любопытства сразу же посмотрел на выходные данные и с возрастающим недоумением прочитал вслух: «Большой Крадославный словарь. Издательство «Русская Правда»…

     – Вот, вот тут смотри, – Крадогой ткнул пальцем, – «Крада – первая жрица культа Крадовелеса». И фото есть.

С фото смотрела молодая миловидная женщина.

Пораженная Крада застыла.

– Так может, и я там есть? Аратов Александр Михайлович, – заинтересовался Аратов.

– Так, Аратов… – Крадогой перелистнул страницы. – Ага, вот! «Муж Крады (см.) в период с… по ….». Муж, значить!

     Аратов и Крада переглянулись.

– А вы случаем не самозванцы? – вдруг прищурился Крадогой.

– Нет, конечно! – торопливо заверила его Крада.

– Просто был случай пару лет назад. – объяснил парень. – Появилась самозванка с каким-то толстым хмырем. Ну тогда у нас Крадояр был главным… Нет его больше  с нами. Теперь вот Крадослав.

– А что с Крадояром стало?

– А он таперича родовым йотуном работает в своем магазине. А магазин он так и назвал – «Крадояр». Так вот, этих самозванцев повесить хотели на Древе Равных, но ночью их медвед унес.

– Мед-вед?... – изумленно переспросил Аратов.

– Ну да. Медвед – это посланник Крадовелеса. Но увидеть его доводится не чаще, чем услышать пение самого Крадовелеса…

     – Но послушайте… вы же Славяне… вы же наших, Славянских богов почитаете? – залопотал Аратов.

– Мы – Славяне-Крадоверы, или Крадославные. Община наша называется «Крадославие».

– А общины «Крадолюбие» у вас случайно нет? – мрачно спросила Крада.

– Конечно, есть! Там как раз йотун и заправляет.

– Я так и знала, – прошипела Крада.

– Так вот, – продолжал Крадогой, – Крадовелес есть бог богов, самый главный. Мы тут подумали – ну зачем еще кому-то молиться, если есть наш покровитель – Крадовелес? А всё благодаря тебе, Крадушка! Если бы не ты, и не знали бы мы про Крадовелеса!

– А как вы относитесь к Велесовой книге? – осторожно спросила Крада.

– Велесова книга устарела! – отрезал Крадогой.

– Но для нас истинность Велесовой книги – аксиома… – растерянно проговорила Крада.

– У нас есть Крадовелесова книга! Написана на старославерском языке. Его только один наш крадовер знает. Он и перевел. Мы ему машину подарили за это. И часы золотые, с надписью «Се бо Крадовелесъ поетъ намъ», из Крадовелесовой книги. Ой, да что ж я вам выпить да поесть-то не предлагаю!

     Парень засуетился, и вскоре на столе появилась разнообразная еда, а также пузатая бутылка.

     – Как ваша деревня-то называется? – осведомился Аратов, наливая себе из бутылки.

– Наша деревня называется Крадово. В честь тебя, берегиня! Вон там – деревня Аратово. А еще есть село Кятово неподалеку. Там кятичи живут. Это поганые еретики… Крадовелеса нашего не признают. А как известно, еретик хуже жыда!…

– А у вас тут все Славяне?

– А как же! Тут у нас Славянское поселение. Честно сказать, нигде больше Славян-то и нет…

– Это почему? – удивилась Крада.

– Нас всех собрали вместе несколько лет назад. Кто не хотел, того насильно… Сначала около Бобруйска, потом сюда перевезли. Так президент решил.

– Какой президент?

– Ну какой-какой? Плюшман… другого у нас нет.

– Черт возьми… прямо как в пасквиле рижевском… – пробормотала Крада. – А кто такой этот Плюшман? Как он стал президентом вообще?

– Он сначала был в этой… как её там… «Нищастной Расее»… Стал респектабельным политиком.  Потом его стали сильно пиарить… в первую очередь этот… как его… Таракан…

– Какой ещё таракан? – недоумевающе спросил Аратов.

– Ну не Таракан, а… чёрт, забыл… У меня где-то даже их фото было…

Он порылся в шкафу и достал выцветшую фотографию.

– Во!

– Да не Таракан, а Паук! – воскликнул Аратов. – Троицкий! «Коррозия Металла»!

– Точно! – согласился Крадогой. – Ну а потом он создал свою партию… «Родина и Жратва»… Они набрали 88% на выборах… ну и всё завертелось…

– А нас какие-то странные солдаты арестовать хотели, – брякнула Крада. – Именем Бобы…

– А, ну так это Православные. Чем-то вы им не угодили… Они нас не трогают, разве что не разрешают за пределы территории выезжать. Зато тут мы сами себе хозяева! Что хотим, то и делаем! Крадовелес любит нас! Гой!

– ГОООЙ! – на автомате крикнула Крада. Новая информация с трудом укладываласьу неё в сознании.

– А нас Крадовелес любит? – с ехидцей спросил Аратов.

– И вас! – убежденно ответил Крадогой. – Когда ты понимаешь, что Крадовелес любит тебя, это переворачивает всю твою жизнь!

– А эти… бобославные… Неужели они действительно обезьяне поклоняются?

– Нет, там всё сложнее. Но мы привыкли. Главное, что нам не мешают Крадовелеса славить. Я тут хорошо устроился! У меня даже светопис числовой есть!

     Крада непонимающе уставилась на него.

– Ну я тебе сейчас покажу, – Крадогой порылся в сундуке, – во!

– Ё!... Это ж фотоаппарат! – сообразил Аратов. – Цифровик!

– Ну да, – кивнул Крадогой, – только мы по-славянски говорим. И гудебных маленьких тарелей полно у меня.

     Крада задумалась, но Аратов опередил её.

– Дисков, что ли?

– Ага, – снова подтвердил парень.

Из смежной комнаты донёсся возглас:

– В постели одну женщину с другой спутать просто невозможно!

– Кто это? – испугалась Крада.

– Да не бойся, – успокоил её Крадогой. – Там волхв из кятичей спит. У них вчера праздник был. Посвящали они в жрицу девку какую-то. Этот приперся сюда, ну, мы и допраздновали…

     Вдалеке послышался звук работающего двигателя.

– Валить вам надо, братцы, – покачал головой Крадогой. – За вами ведь приехали? А?

Крада пихнула Аратова в бок:

– В машину, быстро!

Пьяный Аратов удивился:

– Зачем? Здесь спрячемся! Да и кому мы нужны…

– Идиот! Нас тут найдут! Быстро в машину, говорю!

В это время на улице остановился грузовик. Из него стали выскакивать вооруженные люди в знакомой темно-зеленой униформе.

Из комнаты донеслись какие-то звуки. Волхв явно просыпался. Крадогой пошел к нему.

Дверь вдруг открылась, и в дом заглянул худенький солдат. Крада отреагировала мгновенно. Она внезапно выбросила руку по направлению к солдату.

– Ххха!

Какая-то сила отбросила того прямо на дверной косяк. Он стукнулся затылком и обмяк.

Крада метнулась к солдату и вытащила у того из кобуры пистолет.

– Быстро!

Аратов вышел из дома и медленно, неуклюже побежал к машине. Крада последовала за ним.

Из дома выскочил Крадогой в сопровождении пьяного в хлам волхва, размахивавшего ножом.

–  Убью! – орал краснорожий волхв. – За Машу всех порежу!

Крадогой висел на нем, умоляя остановиться:

– Не доводи до греха! Крадовелес любит тебя!

Волхв неожиданно развернулся и ударил его ножом в грудь. Крадогой обмяк.

– Убью!

Ревя, как медведь, он быстро побежал за Аратовым и Крадой.

Но Крада с Аратовым уже добрались до уазика. Аратов плюхнулся на водительское сиденье, вставил ключ… Машина не заводилась.

– Работай, сука! – в бешенстве заорал респектабельный издатель. – Ну же! Давай, бля!

В это время Попугаев наконец добрался до дома, где только что были наши герои.

– Э…, – он сразу понял, что худенький солдат в отключке. – Говорил я, не надо было тебя к нам в дивизию брать. Татарин нордический, бля…

Он выскочил из дома и быстро побежал по направлению к уазику.

Тем временем угрожающе размахивающий ножом волхв приближался к Краде.

– Давай, Саша, заводи! – крикнула Крада. – Я с ним справлюсь!

Она достала пистолет и направила его на волхва.

– Убью! – заревел волхв и бросился на Краду. Берегиня прикрыла один глаз и прицелилась.

Бам! Волхв как будто наткнулся на невидимую преграду.

Бам! Волхва отбросило назад. Он упал, не выпуская из руки окровавленный нож.

– Стой! Стой!

Раздались выстрелы. Солдаты бежали к машине.

– Живыми брать, бля! – голос Попугаева был уже близко.

Однако Аратову наконец удалось завести машину, и Крада запрыгнула в уазик.

– Как это ты его так? – спросил Аратов, набирая скорость. Машину мотало из стороны в сторону.

– Ну я же ёгой занималась… долго. Там и не такие штуки проделывать можно. Концентрироваться просто надо.

     – А что с волхвом-то?

– Две пули всадила в него, – Крада помрачнела. – Если повезет, выживет. Волхв, блин… Давай сейчас к железной дороге. Ты можешь осторожнее ехать? Ну зачем ты опять пил…

Аратов глянул в зеркало заднего вида.

– За нами погоня!

Их нагонял грузовик. Рядом с водителем сидел злой как черт Попугаев. Он никак не мог выполнить своё обещание президенту.

Уазик въехал на полустанок. Аратов услышал гудок. На полустанке стоял поезд. Аратов остановил машину и стал соображать. Крада соображала быстрее.

– Быстро в поезд! Это наш единственный шанс!

Парочка выскочила из уазика и изо всех сил побежала к поезду. Поезд тронулся.

– Прыгай, Саша! Я прикрою!

Аратов бежал рядом с поездом. Крада обернулась и выстрелила в нагоняющий их грузовик.

– Прыгай!

Аратов прыгнул и ухватился за поручень. Пыхтя, он влез в тамбур. В этом время высунувшийся из кабины грузовика Попугаев выстрелил.

– Аааа!

Аратов закричал и схватился за толстый зад. Он потерял равновесие и свалился на пол.

Бежавшая следом Крада не глядя выпустила три патрона по машине и прыгнула вслед за Аратовым. Она уже не видела, как раненый водитель вывернул руль, и Попугаев, не удержавшись, вылетел из открытой двери и плюхнулся в сугроб.

Кое-как он встал и в бессильной ярости погрозил кулаком уходящему поезду. Отряхнувшись от снега, он достал мобильник.

– Алло! Стас, я дурак. Я их упустил!

– Не Стас, а Станислав Олегович, – строго напомнила трубка. – Президент, между прочим. В отличии от. Ну так что там у вас?

– Они.. они на поезде уехали. У нас потери… Я всё осознаю… готов понести заслуженное наказание…

– Да и ладно! Мы же взрослые люди! Пусть едут себе.

– Но они же уйдут совсем! – взвыл Попугаев.

– И гой с ними. На всё воля Бобья, – жестко ответила трубка. – Ещё ты бегать за ними будешь. Возвращайся давай. Понятно?

– Понятно, – вздохнул Попугаев.

– А информатора поблагодари. Хайль Боба!

– Хайль Боба! – рявкнул Попугаев.

Из трубки послышались гудки. Попугаев набрал другой номер:

– Алё, Вадим Станиславович? Это штурмфюрер Попугаев. Спасибо за информацию, очень Вы помогли нам. Именно там их и нашли. Что? А, нет, не повесили… Президент их отпустил. Да Вы не беспокойтесь, Вы их больше не увидите…

 

 

Глава четвертая

В Калугу!

 

Аратов громко стонал.

– Убили меня, гады… убили…

Крада присела на корточки.

– Тьфу! Ну чего ты орёшь, как слон? Тебе только штаны порвало. Вставай… издатель, блин.

Аратов, охая, встал.

– Интересно, куда мы едем… А ну-ка…

Крада пошла по вагону.

– Это же наше купе! Саша! Это наш поезд!

– Замечательно… – Аратов сел на кровать и налил в стакан из стоявшей на столе бутылки. Его руки тряслись.

– Ты опять пьешь?

– Ну ты же знаешь, я не пью, а только выпиваю, – с достоинством возразил Аратов. – А сейчас я после стресса. Мне необходимо.

– Как меня твоё пьянство достало, если бы ты знал, – вздохнула Крада. – Я ведь всем уши прожужжала, что надо настоятельно вводить трезвость как образ жизни славянина и родновера. А ты…

– А я… а меня… – набрался храбрости Аратов.

– Что-о? – прищурилась Крада. – Это я тебя достала? Да? Ты мне скажи, это я тебя достала?

– Да… ты! – выпалил Аратов и нахально отхлебнул из горла.

– Да если бы не я, где бы ты был сейчас!

– Я респектабельный издатель, – нахохлился Аратов. – И без твоего пиара проживу.

– Ну проживи, проживи, попробуй! Издатель, бля… Думаешь, зиц-председателя себе нашел, так самый умный, да?

– А вот и умный! Не чета тебе! – разозлился респектабельный издатель.

– Ах вот ты как заговорил? Ты думаешь, я не знаю, чем ты в командировках занимаешься в гостиницах?

– Ну и что? Все так делают!

– Все?! Ах ты… говноед! Говноед и есть настоящий! Пьянь!

– А ты – ККД!

– А ну повтори, что ты сказал!

– А вот и повторю! Ты – Ка-Ка-Дэ!

– Ну и мудак же ты, Аратов! Хуже рижевцев! – с отвращением произнесла берегиня.

– Сама такая!

Крада тяжело вздохнула. Она закурила сигарету и выдохнула дым прямо в лицо Аратову. Тот закашлялся.

– Все вы, мужики, сволочи. Никого стоящего нет. В КЯТе мужика искала себе. Не знала, что там только старые пердуны-волхвы. В Следе искала. Здесь наконец нашла вроде хорошего мужика. Сразу мне понравился – умница, и респектабельный весь такой. А оказался обычным мудаком. Издатель, блин…

– Да ты на себя посмотри!

Поезд подъезжал к Калуге.

– Кстати… Я понял, кто заказчик всей этой рижевской писанины, – ухмыльнулся Аратов.

– Кто? – выпалила Крада.

– А ты подумай. Сравни, как в ней выписаны мы и как – Вадим, – Аратов усмехнулся, вылил остатки жидкости из бутылки в стакан и залпом выпил.

– Ты хочешь сказать, что… – Крада побледнела. – Нет… Нет, не может быть…

Ей стало плохо. Берегиня опустилась на кровать и потеряла сознание.

 

* * *

 

         Было первое января 2007 года. За окном падал уже новогодний снег.  На столе стояла пустая бутылка вермута. Крада мирно спала в своей кровати. И никто не мог предугадать, что скоро настанет

К О Н Е Ц Ъ

 

 

ОТ АВТОРОВ

 

Ну вот и закончилась новогодняя история про Краду и Аратова. Почему ты хмуришься, читатель? Ты недоволен, что вся эта история оказалась лишь сном Крады, упившейся вермутом в новогоднюю ночь? Ну что ж, главное не забывать, что сказка – ложь, да в ней намёк – Крадовелеса урок.

         Но, читатель, подумай лучше вот о чем. Да разве думала когда-нибудь Крада, что станет героиней литературных произведений? Мечтал ли когда-нибудь Аратов, что книги про него будут печататься его же издательством?

Но всё имеет своё начало и свой конец. Закончилась и наша трилогия о Краде и Аратове. Так поблагодарим же Краду, Аратова, Светслава и Ахиневича и всех-всех-всех за то, что они есть. Право же, без них наша жизнь была бы гораздо скучнее. Давайте надеяться, что мы снова встретимся с нашими героями в новых книгах издательства «Русская Правда». Взгляните же еще раз на респектабельного издателя, берегиню-преподавателя, забавного радиотехника и других… Помните, что все они просто живые люди, со своими слабостями и недостатками, и не судите их слишком строго. В конце концов, всё это забудется со временем, и никому не будет дела до респектабельных издателей и их друзей. Отпустите их на волю, как отпустил когда-то Боба Иисусович молодого Крадовелеса, и пусть их облик растает в ночи, а новый январский снег засыпет их своими колючими хлопьями…

Так будьте же счастливы в Новом году, дорогие читатели! Да коснется вас своим крылом Крадовелес! Да принесет он вам удачу и радость! Побивайте жыдаЪ, приближая Царствие Небесное (где Жратва)! До новых встреч, друзья! С Новым Годом! Гой!

 

В.А. Крыжов, О.Я. Восьмеркин

Москва, 01.01.2007 

 

ОБ АВТОРАХ

 

Крыжов Вадим Аратович, 1969 г.р., уроженец г. Пензы. С 1998 г. проживает в г. Москве. Член Союза Писателей. Автор множества рассказов, опубликованных под псевдонимами, и неопубликованной повести «Полет Крадовелеса». Характер скверный. Неженат. По вероисповеданию – Православный.

 

 

 

 

Восьмеркин Олег Яковлевич, 1983 г.р. Родился в г. Калуге, с 2004 г. проживает в г. Москве. Начинающий автор, работающий в стиде готик-фэнтези. Характер славный. Неженат. По вероисповеданию – Православный.

 

 

 

Авторы выражают искреннюю благодарность:

Ирине Олеговне Волковой (Краде) – за дела добрые, неустанный пиар ССО СРВ и издательства «Русская Правда», а также за мастерство веб-дизайна и истинно Славянскую политику администрирования форумов.
Михаилу Николаевичу Рыжову (Светславу) – за неустанное изобличение богоизбранных паразитов и ассимилянтов, а также за наше счастливое детство.
Вадиму Станиславовичу Казакову – за твердое руководство ССО СРВ, моральную устойчивость и финансовую независимость, а также за правильную кадровую политику.
Георгию Захаровичу Максименко (волхву Славеру) – за самый правильный перевод ВК и нахождение Славянской прародины в Южной Америке.

 

ОТДЕЛЬНОЕ СЛАВЯНСКОЕ СПАСИБО

 

АЛЕКСАНДРУ МИХАЙЛОВИЧУ АРАТОВУ

 

ЗА РЕСПЕКТАБЕЛЬНОСТЬ!

 

Назад на СЛАВЯНСКИЕ ПОВЕСТИ